wrapper

Экстремизм, терроризм, наркотрафик, тор­говля оружием, людьми - эти общие для всего мира вызовы безопасности в эпоху глобализа­ции не обошли стороной и страны Центральной Азии. Терроризм и экстремизм в Центральной Азии представляют собой сложные и много­аспектные явления, содержащие политические, экономические, социальные, криминальные и военные компоненты. Все эти угрозы представляют серьезную угрозу для безопасности и стабильности Центральной Азии, Китая и России. А посему страны ШОС, считая своей главной задачей борьбу с этими угрозами, выразили общую позицию и координируют свои усилия по борьбе с ними.
С момента образования шанхайской пятерки, пяти государствам, входящим в шанхайскую пятерку, удалось достичь следующего:
  •  согласованы по граничные проблемы, заключено «Соглашение об укреплении доверия в военной области в районе границы» (1996 г.), которое известно, как «Шанхайская Декла­рация» и «Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы», подписан­ное на второй встрече Шанхайской пятерки в Москве (1997 г.). Эти соглашения повысили уровень доверия между пятью странами участниками, повысили уровень сотрудничества между пограничными службами, установили взаимный контроль над пограничной зоной, также страны согласились информировать друг друга о ситуации на границах. Решив вопросы с Китаем, пока не удается закрепить подписанием соответствующего соглашения о точке стыка трех среднеазиатских стран: Узбекистана, Тад­жикистана и Кыргызстана;
  •  в структуре ШОС созданы следующие струк­туры для координации усилий в сфере безопас­ности и развития: Совещание руководителей правоохранительных органов, пограничных ведомств, министров обороны, министров ино­странных дел, министров по чрезвычайным ситуациям;
  •  подписана Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (2001);
  •  создана и приступила к работе Регио­нальная антитеррористическая структура (РАТС) ШОС с исполнительным комитетом в г. Таш­кент, Узбекистан). В РАТС ШОС создан меха­низм совещаний секретарей Советов безопас­ности государств членов;
  •  создана контактная группа «ШОС - Афга­нистан» являющейся еще одним важным исто­рическим шагом по поддержанию мира и ста­бильности в регионе»;
  •  также по вопросам безопасности и развития налажены контакты с такими международными структурами, как OOH, с СБ ООН и с комитетом ООН по борьбе с терроризмом, ОБСЕ, Антитеррористическим центром (АТЦ) СНГ;
  •  подписано Соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ[1].
Правовая база ШОС в этой сфере позволяет целенаправленно и эффективно сотрудничать в области предупреждения, выявления и пресечения террористических, сепаратистских и экстремистских деяний. С момента образования Шанхайской организации сотрудничества было принято более 34 документов, регламентирующих и затрагивающих сотрудничество государств- членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.
Таким образом, Шанхайская организация со­трудничества создала комплекс механизмов и договоренностей, способных к регулированию процессов безопасности в регионе. Поставив во главу - борьбу с «тремя силами зла» организа­ция начала оформляться в структурном и право­вом русле. Сначала, в 2001 г. была подписана Конвенция о борьбе с терроризмом, сепара­тизмом и экстремизмом.
В июне 2002 года на саммите в Санкт-Петербурге было подписано «Соглашение между государствами-членами ШОС о Региональной антитеррористической структуре», состоялось официальное открытие главами государств ШОС штаб-квартиры исполнительного комитета Региональной антитеррористической структуры (РАТС), которая начала свою работу в январе 2004 г. Региональная антитеррористическая структура поставила основными своими за­дачами «сбор и анализ информации, предостав­ляемой государствами-членами, по вопросам борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстре­мизмом, создание банка данных антитерро­ристической структуры, разработку предло­жений и рекомендаций о развитии сотрудни­чества» в этой сфере[2].
Также ведется работа по созданию «Перечня террористических, сепаратистских и экстре­мистских организаций, деятельность которых запрещена на территориях государств-членов ШОС». В то же время, общего понимания, какие организации считать террористическими и несущими угрозу национальной безопасности, до конца нет. Окончательному оформлению единых (общих) списков террористических и экстремистских организаций, препятствуют национальные различия. Так, деятельность «Исламской партии Туркестана» и «Организа­ции освобождения Восточного Туркестана» запрещена в 3-х государствах, «Аль-Каиды» и «Движения Талибан Афганистана» - 4-х, а «Исламского движения Восточного Туркестана», «Исламского движения Узбекистана» и «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» - в пяти.
Более того, на юбилейном саммите ШОС в Шанхае (2006 г. 15 июнь), были подписаны еще три важных документа. Одно из которых - «Решение Совета глав государств-членов ШОС об утверждении Программы сотрудничества государств-членов ШОС в борьбе с терро­ризмом, сепаратизмом и экстремизмом», основной план проведение сов­местных учений, обмен информацией, общий банк данных по терроризму. Другие два: «Соглашение между государствами-членами ШОС о сотрудничестве в области выявления и перекрытия каналов проникновения на тер­ритории государств-членов ШОС лиц, причаст­ных к террористической, сепаратистской и экстремистской деятельности» и «Соглашение о порядке организации и проведения сов­местных антитеррористических мероприятий на территориях государств-членов ШОС». Последнее соглашение предусматривает не только налаживание сотрудничества в области совместных антитеррористических мероприя­тий, но и создание «органа управления для подготовки и проведения этих мероприятий». Это повысит эффективность антитеррористи­ческих мероприятий.
Очевидно, Региональная антитеррористи­ческая структура с первых дней своего сущест­вования начала планомерно и эффективно исполнять свои обязанности для претворения в жизнь принципа «Россия, Китай и Центральная Азия - зона, свободная от террора».
После официального образования ШОС и подписания конвенции о борьбе с тремя видами зла, как в октябре 2002 КНР и Кыргызстаном было организовано первое антитеррористи­ческое учение. Через год уже были проведены многосторонние учения государств-членов 2003» в Казахстане и Синьцзян-Уйгурском автономном округе, по освобождению залож­ников в населенном пункте и ликвидацией террористов в горной местности[3].
Более того, в марте 2006 г. РАТС провела свои первые совместные антитеррористические учения «Восток-Антитеррор-2006», на терри­тории Республики Узбекистан. Учения про­водились в два этапа. На первом этапе проводились командно-штабные учения, в ходе которых создавались оперативные штабы для управления специальными антитеррористи­ческими мероприятиями, организовывалась под­готовка специальных операций по нейтрализации групп террористов. На втором этапе учения осуществлялась специальная операция по нейтрализации групп террористов.
Борьба с терроризмом — это еще и вопрос пресечения денежных потоков, направленных на финансирование террористической деятель­ности. В целях дальнейшего развития мер борьбы с терроризмом, на 10 саммите в Астане в 2005 г. было предложено выработать в рамках ШОС единые подходы и стандарты мони­торинга денежных переводов, движения фи­нансовых средств лиц и организаций, подо­зреваемых в причастности к терроризму, а также активное подключение ШОС к соответствую­щим международным усилиям. К сожале­нию, механизмы по контролю денежных средств, к саммиту в Шанхае, так и не были разработаны.
В целом борьба с терроризмом в рамках ШОС, это борьба стран-участниц, а не самой Шанхайской организацией сотрудничества, выступающей объединительной структурой, координирующей работу спецслужб всех шести стран в борьбе с «тремя видами зла». Борьба с терроризмом стала наиболее успешным на­правлением сотрудничества, в целом из-за хорошей проработанности стратегии действий.
Приграничный Афганистан представляет угрозу вследствие международного терро­ризма, а также тем, что является главным производителем и транспортером наркотиков в мире. При всех заявлениях о борьбе с нар­котиками движения Талибан и американских сил в Афганистане, явных улучшений в борьбе с производством и оборотом наркотиков не видится.
По оценкам ЮНОДС, в 2014 г. в Афга­нистане было сосредоточено 16% мирового производства героина. Ежегодный оборот афганских наркотиков оценивается в $ 30 млрд. в год. До 65% наркотиков, произведенных в Афганистане, поступает в ЦА, Россию и евро­пейские страны. Примерно треть из них оседает в ЦАР. На сегодняшний день, в Афганистане производится до 10 тысяч тон героина.[4]
Государства ШОС всегда внимательно следили за ситуацией в Афганистане и при­лагают все возможные усилия для улучшения обстановки в этой стране. Распространение и наркотический трафик через центрально-азиатский регион наряду с терроризмом являются приоритетом деятельности Шанхайской орга­низации сотрудничества, «так как наркотики служат одним из источников финансирования терроризма. Усиление борьбы ШОС против наркотиков в этом регионе означает, что тер­роризм будет отрезан от источников финанси­рования, а это - непосредственный вклад в борьбу против терроризма».
В 2002 году ШОС признала полезным создание антинаркотической системы - поясов безопасности по периметру границ Афга­нистана. На Ташкентском совете глав государств-членов ШОС в 2004 году было принято решение о создании Координационного совета Афганистан - ШОС для осуществления усилий по контролю границы и борьбы с наркотрафиком. В рамках этого сотрудничества усилилась работа над созданием антинар­котического пояса на границах с Афганистаном.
Хотя борьба с наркотрафиком и наркобиз­несом в рамках ШОС пока не получила столь масштабного развития как антитеррористи­ческая деятельность, есть все предпосылки к ее развитию. Помимо антинаркотического пояса на границах с Афганистаном, на Ташкентском саммите в 2004 г. было подписано «Соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров».
Как отмечается в Ташкентской декларации, подписанное Соглашение будет иметь большое значение для многосторонней работы в рамках ШОС по противодействию транснациональным угрозам и вызовам[5].
Соглашение о борьбе с распространением наркотических веществ и Совет Афганистан - ШОС подтвердили особую озабоченность и готовность к борьбе с производством и рас­пространением наркотиков в Центрально-азиатском регионе.
Для осуществления столь же эффективной антинаркотической деятельности, как и анти­террористической, необходимо создание меха­низма для координации законодательства, дея­тельности специальных служб и ведомств, на примере РАТС. Это повысит эффективность и создаст практическое взаимодействие стран Центральной Азии в решении этой проблемы. Эффективно будет, если в этой структуре будет участвовать Афганистан, но и включение других «заинтересованных лиц», прежде всего, стран Европы и в частности Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе рас­ширить возможность противодействию таким угрозам. А также, Учитывая важность пресе­чения наркотрафика из Афганистана через страны Центральной Азии и Россию в Европу, представляется возможным включение ОБСЕ в борьбу с наркотрафиком. Это бы не только способствовало деятельности организации, но и подтвердило открытый характер ШОС, готов­ность на сотрудничество со всеми заинте­ресованными субъектами мировой политики и ненаправленный характер деятельности против стран Запада.
Различия в политике и взаимное непони­мание между ШОС и США, хотя и приводит к созданию, отдельной организации по борьбе с наркотрафиком и наркоторговлей в противовес ШОС, не должно исключать поисков решений для привлечения структур НАТО к анти­наркотической деятельности ШОС. Под­ключение США как главного гаранта безопас­ности в Афганистане, может быть, например, в рамках Совета Афганистан - ШОС, что возможно придаст большую эффективность Совету в решении афганской наркотической проблемы, которое до сих пор не продвигается.
Так, помимо создания антинаркотических поясов по границам Афганистана, необходимо будет определиться с наркотрафиком внутри Центральной Азии, наладить механизм коор­динации специальных ведомств для взаимного информирования по трафику наркотических веществ. Особое внимание следует уделить ситуации на границе Таджикистана и Кыр­гызстана, недостаточная охрана, которой спо­собствует перевозке наркотиков. Немаловажным будет привлечение к сотрудничеству даже вне членства в ШОС Туркменистана. Возможно, полезным будет привлечение Афганистаном в рамках совета Афганистан - ШОС Туркме­нистана как одной из наиболее близких ей стран.
Взаимодействие пограничных служб также должно оставаться приоритетным направлением в ШОС, именно на погранзаставы ложится основная тяжесть в пресечении наркотрафика. От того насколько профессиональными они будут, насколько честно они будут выполнять свои обязанности и насколько удачными будет их взаимодействие между своими коллегами в соседних странах, зависит успех борьбы с наркобизнесом.
Борьба с наркотиками, как на государ­ственном, так и на межгосударственном уровне всегда предполагает существенное финанси­рование. Бюджет Шанхайской организации около 3,5 млн. долларов в год, РАТС - 1,3 млн. долларов, для организации, претендующей на глобальное значение это не так много, на качественные проекты для борьбы с нарко­бизнесом и другие про граммы средств нет. Проблема бюджета - одна из основных проблем ШОС.
Растущее наркопотребление ставит перед регионом и международными игроками не менее сложные вопросы и задачи, такие, как распространение вирусных заболеваний (СПИДа, гепатита, туберкулеза), трафик ору­жия, отсюда увеличение преступлений связан­ных с наркотиками, коррупция чиновников различных ведомств, курирующих борьбу с наркоторговлей как причина плохое социаль­но-экономическое положение. Очевидно, что без появления, постоянно действующего специального органа по борьбе с наркотра­фиком, скоординировать и эффективно осу­ществлять возложенную на себя миссию будет невозможно.
Помимо борьбы с «тремя угрозами» и нар­кобизнесом одними из направлений сотрудни­чества в ШОС являются также «борьба с незаконным оборотом оружия, другими видами транснациональной преступной деятельности, а также незаконной миграцией; координация усилий по вопросам разоружения и контроля над вооружениями; обеспечение рационального природопользования, включая использование водных ресурсов в регионе, осуществление совместных специальных природоохранных программ и проектов; расширение взаимодей­ствия в области науки и техники, образования, здравоохранения [6].
В заключение можно сказать, что в обеспе­чении безопасности явно наблюдается домини­рование антитеррористической направленности ШОС. Заметна четкая проработка этого вида борьбы по сравнению с другими аспектами безопасности. Другие направления сотрудни­чества в обеспечении безопасности, разработаны недостаточно, либо не разработаны вообще. Для развития других направлений явно необходимо создание специальных постоянных органов по примеру РАТС.
       
                             Литература
[1]Юбилейный Саммит глав государств - членов ШОС. [Электронный ресурс] URL: www/ ecrats.com/ru/news// (Дата обращения 26.04.217 г.)
[2]Статья 6, Соглашение между государствами - членами ШОС о Региональной антитеррористической структуре. [Электронный ресурс] URL:www.ecrats.com/ru/ (Дата обращения 28.04.2017 г.)
[3]О совместном антитеррористическом учении "Восток - антитеррор - 2006", проводившемся в рамках ШОС. [Электронный ресурс] URL://http://www.ecrats.com/ru. (Дата обращения 29.04.2017 г.)
[4]Управление ООН по наркотикам и преступности [Электронный ресурс] URL: https://www.unodc.org/documents/wdr2015/ (Дата обращения 29.04.2017 г.)
[5]Декларация глав государств членов Шанхайской организации сотрудничества, 17.06.2016 г.Ташкент [Электронный ресурс] URL:/http://www.sectsco.ru (Дата обращения 28.04.2017 г.)
[6]Статьи 1,3 Хартии Шанхайской организации сотрудничества. [Электронный ресурс] URL://sc02009.ru/docs/documents/charter.html (Дата обращения 29.04.2017 г.)
 

Хабибчон Мирзоев - научный сотрудник института
 
http://www.zoofirma.ru/